Статистика смертей от сердечной недостаточности

Денисова: Больше 50% смертей в РФ связаны с заболеваниями сердца и сосудов

Статистика смертей от сердечной недостаточности

Более половины смертей в России связаны с инфарктом, артериальной гипертонией и инсультом. Из-за болезней системы кровообращения государство теряет до 5 процентов ВВП ежегодно.

Комплекс мер, предпринятых в 1970-х годах в развитых странах и получивший название “сердечно-сосудистая революция”, привел к значительному увеличению продолжительности жизни.

Россия пропустила этот процесс, и сейчас смертность от заболеваний сердца в стране в два раза выше, чем в Польше, и почти в четыре раза выше, чем во Франции.

Как западным странам удалось переломить ситуацию почти 50 лет назад? Чему Россия может поучиться у них? Что требуется для “сердечно-сосудистой революции”, и как скоро можно будет увидеть ее результаты? Обсудим тему с профессором Российской экономической школы Ириной Денисовой.

Каждый третий молодой человек не доживет до шестидесяти

Какова доля сердечно-сосудистых заболеваний в российской структуре смертности?

Ирина Денисова: Больше половины. Но надо смотреть по возрастным группам. В каждой из них структура смертности своя. Например, среди 20-30-летних две трети мужской смертности составляют внешние причины. Это дорожно-транспортные происшествия, убийства, самоубийства, отравление алкоголем…

По сравнению с развитыми странами у нас в разы выше показатели смертности именно от внешних причин. Но уже среди 45-летних мужчин смертность от сердечно-сосудистых заболеваний выходит в лидеры – более трети смертей, а начиная с 50 это уже больше 40 процентов.

Такая аномально высокая смертность в молодых возрастах и объясняет, почему ожидаемая продолжительность жизни в России очень низкая. Мы отстаем от развитых стран лет на сорок.

Названа причина роста сердечных приступов у молодых женщин

Что такое ожидаемая продолжительность жизни?

Ирина Денисова: Это число лет, которое проживет в среднем один человек из данного поколения родившихся, если смертность в каждой возрастной группе будет оставаться неизменной, такой, какова она в год его рождения. Например, сейчас ожидаемая продолжительность жизни в России для мужчин составляет 66 лет.

Это означает, что, если ничего не изменится, то мальчики, рожденные в 2018 году, в среднем доживут до 66 лет. Но это не означает, что все они доживут до 66. Те же самые коэффициенты смертности можно представить в другом показателе, он реже цитируется, но он очень яркий.

Это вероятность молодого человека, которому сейчас 15 лет, дожить до 60. Так вот, для России значения этого показателя ужасающи. Если, например, в Швеции в среднем каждый пятнадцатый мальчик не доживет до 60, то в России при текущих показателях смертности каждый третий мальчик 15 лет не доживет 60.

Это не означает, что все они умрут от сердечно-сосудистых заболеваний, но значительная часть – именно от них.

В пропаганде здоровья государство может быть достаточно эффективным

Что такое “сердечно-сосудистая революция”, произошедшая в западных странах в 70-е годы? В чем эта революция состояла и почему Россия ее пропустила?

Ирина Денисова: Действительно, с начала 70-х годов в развитых странах резко снижалась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. И это явление назвали революцией. Ее можно определить как устойчивое и необратимое снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

Каким путем оно было достигнуто?

Ирина Денисова: Половина революционных изменений была связана с серьезным обновлением медицинских технологий. Появились технологии предотвращения острых состояний, поддержания давления на определенном уровне, эффективные методы интенсивной терапии в случае острых состояний.

Другая половина объясняется тем, что изменился образ жизни. Примерно в эти годы накопились исследования, которые доказательно подтвердили, что, например, курение – это вредно. До середины 60-х годов это был открытый вопрос, курение кто-то считал вредным, кто-то – нет.

А в январе 1964 г. вышел доклад генерального хирурга Соединенных Штатов, который подтвердил безусловный вред курения. Доклад имел колоссальный эффект. После этого американцы курить стали меньше.

Так что позиция государства и публичные призывы профессиональных медиков здесь тоже сыграли свою роль.

Вы не преувеличиваете? Насколько государство может быть эффективным в пропаганде здоровья и отучении граждан от вредных привычек?

Из российских аптек изымут популярное лекарство от кашля

Ирина Денисова: Оно может быть достаточно эффективным. Возьмем, например, запрет курения в общественных местах. В России действует такой закон. Его введение защитило некурящих, в том числе работающих в этих общественных местах, от вреда пассивного курения.

Конечно, если люди имеют вредные привычки и не желают их менять – это их право. Но финансирование здравоохранения построено на принципе солидарности, поэтому лечение людей, чье здоровье ухудшилось вследствие своих вредных привычек, оплачивают и люди, вредных привычек не имеющие.

И в этом смысле вмешательство государства – путем введения акцизов на табак и крепкий алкоголь – представляется оправданным и необходимым.

Людей не волнует, в каком состоянии здоровья они вступят в старость и вообще доживут ли до нее

То, о чем мы сейчас говорим, относится к сфере поведенческой экономики?

Ирина Денисова: В том числе. Поведенческая экономика обращает внимание на то, почему люди ведут себя тем или иным образом. Почему они, например, зная, что курить вредно, хотят бросить, но не бросают. Почему пьют много алкоголя, понимая его вред.

Все это отчасти потому, что горизонт планирования своей жизни у них короткий. Людей не слишком волнует, что с ними будет через 20-30 лет, в каком состоянии здоровья они вступят в старость и вообще доживут ли до нее.

Короткий горизонт планирования жизни в России – серьезный симптом, сигнал, что у нас проблемы.

В России при текущих показателях смертности каждый третий мальчик 15 лет не доживет до 60. Это не означает, что все они умрут от сердечно-сосудистых заболеваний, но значительная часть – именно от них

В законодательстве России есть норма, запрещающая показ сцен курения в фильмах, снятых за бюджетные деньги. И что, теперь наши граждане стали меньше курить?

Ирина Денисова: Я не стала бы иронически относиться к этой норме закона. В Соединенных Штатах в 60-е экран изобиловал сценами курения. В нынешних сериалах вы этого не увидите. В России ситуация с курением на экране за последние лет пять тоже изменилась.

Помню, как Микки Рурк пришел в очень рейтинговую, нацеленную на молодежь программу “Прожектор Пересхилтон”. Ее вели молодые люди, про которых мне было непонятно – они курят или нет, пьют или нет. Микки Рурк сказал: “Что-то мне водки хочется” – и они все выпили. Потом он сказал: “Я хочу курить” – и они все закурили. Сейчас это невозможно.

И слава богу. Люди начинают уделять внимание своему здоровью, ЗОЖ становится модным. Как-то я увидела в небольшом магазинчике двух девочек лет двенадцати. Одна из них хотела купить какую-то сладость, на что вторая сказала: “Ты посмотри, что там содержится”. Она прочла состав, и они эту сладость оставили.

Я не так давно побывала в Японии, три месяца там жила и обратила внимание: у них десерты относительно несладкие. Даже мороженое от международных брендов несладкое. А у нас наоборот. Я помню советское мороженое, оно было менее сладкое, чем наше нынешнее.

Иногда кажется, что какая-то часть нераспроданной продукции, предназначенной для стран, привыкших к очень сладкому, перекочевала в Россию, и это грустно. Роль государства как регулятора в этой области очень важна.

Вы считаете ситуацию катастрофической?

Ирина Денисова: Я считаю ее серьезной. Но не безнадежной. У нас есть как минимум две составляющие “сердечно-сосудистой революции” – возникшее стремление вести здоровый образ жизни и государственные меры в виде акцизов на алкоголь и запрета на курение в общественных местах.

Дух саморазрушения, небрежение к собственной жизни – вот что опасней всех болезней

Третья составляющая – медицинские технологии?

Ирина Денисова: Да.

Сердечно-сосудистую терапию вы сюда включаете? Или речь идет о высокотехнологичной медицинской помощи?

Ученые рассказали о влиянии сауны на сердечные заболевания

Ирина Денисова: Высокотехнологичная медицинская помощь спасает жизни и улучшает качество жизни. И важно обеспечить доступ к этой помощи всех, кому это показано. Не каждому требуется аортокоронарное шунтирование, а профилактика, снижающая риски заболеваний, требуется всем.

В Европе люди не заболевают так рано и так тяжело. Они следят за своим здоровьем, вовремя обращаются к врачу, регулярно измеряют давление, контролируют уровень холестерина… Другие условия жизни, другое питание. Все это у нас пока не на уровне. Отсюда огромные человеческие потери.

Я не медик, поэтому могу говорить только о превентивных мерах.

То есть о профилактике? Хорошо. Профилактика обходится государству дешевле лечения: поход к врачу-терапевту в системе ОМС стоит 376 руб. Но пока заметных шагов в сторону профилактики мы не видим. Почему?

Ирина Денисова: У нас не очень много замеров, мы очень мало знаем, что у нас происходит. Например, мы не знаем, много ли российских граждан систематически контролируют свое давление и применяют препараты после того, как у них была диагностирована гипертония. Есть буквально единичные исследования.

Одно из них свидетельствует, что недиагностированных гипертоников в России в два раза больше, чем в Великобритании. Там понятие “общественное здоровье” наполнено очень конкретным смыслом. А у нас со сбережением общественного здоровья проблемы. И 376 рублей возмещения из ОМС за прием врачом-терапевтом – индикатор этой проблемы.

Это отражение приоритетов в распределении ресурсов, отношения к нуждам общественного здоровья. Но и собственное здоровье не бережется. Дух саморазрушения, небрежение к собственной жизни – вот что опасней всех болезней. В двадцатые годы в СССР для того, чтобы женщину отправить к гинекологу, в трамваях висели объявления: “Если у вас ничего не болит, то у вас рак матки”.

И женщины шли к гинекологу. У меня один из дедушек курил с семи лет. Когда ему в пожилом возрасте сказали: если ты не бросишь курить, то завтра умрешь, – он бросил. Потому что так сказал доктор. Слово доктора продолжает быть авторитетным, и в этом смысле на медицинском сообществе большая ответственность.

Международные оценки показывают, что совет терапевта бросить курить – одна из самых экономически эффективных мер в системе здравоохранения, даже если совету последует лишь один процент пациентов. Затраты малы, а эффект очень большой.

Высокая смертность от сердечно-сосудистых заболеваний объясняется и состоянием нашей системы здравоохранения?

Ирина Денисова: Несомненно. Но не надо воспринимать минздрав как министерство болезней: ты заболел – мы тебя вылечим. Следует уделять больше внимания профилактике болезней. И уж хотя бы не нарушать предписания доктора.

Вы говорите, что многие у нас беспечно относятся к сердечным заболеваниям, не обращаются вовремя к врачу. Но все ли и всегда ли могут к нему обратиться?

Ирина Денисова: Не все и не всегда. Это еще одна проблема – неравенство в доступе к медицинской помощи. Во-первых, неравенство материальное: лечение сердечно-сосудистых заболеваний стоит денег, и подчас немалых. А во-вторых, житель мегаполиса имеет больше возможностей лечиться, чем житель села. Пациент, проживающий в сельской местности, сталкивается с массой проблем.

Это и недостаточная обеспеченность медикаментами, и трудности с оснащением больниц современным оборудованием, и узкий спектр предлагаемых больницей услуг, и недостаток профильных специалистов. Да и в крупных городах большие проблемы. Низкая скорость оказания помощи при острых состояниях, инфарктах и инсультах. Низкая доля использования современных технологий лечения острых состояний.

Уровень первичной реваскуляризации при острых коронарных симптомах 75 процентов в Швеции и 80 процентов в Великобритании. У нас в разы меньше. У нас высокая инвалидизация из-за проблем постбольничного ухода. А ведь медицинские технологии предотвращения и лечения острых сердечно-сосудистых состояний давно не “рокет сайенс”.

Как раз их использование и обеспечило половину сердечно-сосудистой революции в развитых странах.

Визитная карточка

Ирина Денисова – профессор Российской экономической школы, доцент МГУ им. Ломоносова. В 1987 году окончила экономический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. В 1999 году получила степень Ph.D. по экономике Манчестерского университета (Великобритания). Является ведущим специалистом в области экономического анализа рынка труда и социальной политики.

Неоднократно привлекалась в качестве эксперта Всемирным банком, ОЭСР и ЕБРР. Член редколлегий журналов “Прикладная эконометрика” и “Журнал Новой экономической ассоциации”. Лауреат Национальной премии по прикладной экономике 2010 и 2014 гг. Награждена медалью Ассоциации независимых центров экономической политики (АНЦЭА) 2017 г.

за выдающийся личный вклад в развитие экономического анализа в России.

Ключевой вопрос

О финансировании здравоохранения мы говорить не будем?

Ученые нашли способ продления жизни сердечникам

Денисова: А что тут скажешь? Все известно. У нас государство тратит на здравоохранение чуть больше 3,5 процента ВВП – в два раза меньше, чем развитые страны. Еще примерно 3 процента ВВП – расходы населения.

То есть эта сфера на 60 процентов финансируется государством, и на 40 процентов – населением.

При таких государственных расходах на систему здравоохранения иногда кажется удивительным, что эта система работает и какие-то результаты приносит.

Есть ли надежда, что “сердечно-сосудистая революция” произойдет и в России?

Денисова: Она произойдет, если мы осознаем некоторые важные вещи. Например, то, что смертность снижается не только благодаря улучшению медицинских технологий, но и благодаря изменениям в поведении людей, их обращению к здоровому образу жизни.

Примерно с 2003 года в России наметилось некоторое улучшение ситуации с сердечно-сосудистыми заболеваниями. В частности, увеличилась ожидаемая продолжительность жизни, снизился риск смерти в трудоспособном возрасте. Как пойдет дальше, не станем загадывать.

Здесь многое будет зависеть от государственной политики в сфере здравоохранения, но еще больше – от нас самих.

Источник: //rg.ru/2019/02/27/denisova-bolshe-50-smertej-v-rf-sviazany-s-zabolevaniiami-serdca-i-sosudov.html

Сердечная недостаточность в Российской Федерации: новая эпидемия, угрожающая безопасности государства

Статистика смертей от сердечной недостаточности

(Краткие вопросы и ответы к ним, а также тезисы выступления)

Ф.Т. Агеев

Что такое эпидемия?
Когда в каком-нибудь городе, регионе или даже по всей стране появляется очень много (миллионы и миллионы) заболевших одним недугом людей и с каждым днем (месяцем, годом) заболевших этой болезнью и умирающих от неё становится все больше и больше, это эпидемия.

Мы привыкли, что страшные эпидемии – это инфекционные эпидемии прошлого: чума, оспа или холера – остались в далеком Средневековье. В наши дни страшных эпидемий нет и быть не может.

Мы думаем, что в эпоху генной инженерии и покорения космоса нашему здоровью и нашей жизни никакие эпидемии не угрожают.

Отсутствие угрозы здоровью населения – это заблуждение!К сожалению, сегодня наша страна переживает настоящую эпидемию – эпидемию сердечно-сосудистых заболеваний, по своим последствиям – беспощадную и страшную.

Следствие этой эпидемии для России – одна из самых коротких продолжительностей жизни в Европе (в среднем около 58 лет для мужчин и около 67 лет для женщин) и самые высокие показатели убыли населения.

Рак, туберкулез, алкоголизм, войны в совокупности (вместе с болезнями легких и желудка) не составляют и половины всех причин смерти россиян.

Так кто же главный убийца? Свыше миллиона смертей в год (более половины всех случаев) приходится на болезни сердца и сосудов: мозговой инсульт, инфаркт миокарда, внезапную смерть и сердечную недостаточность.

Но и среди сердечно-сосудистых заболеваний есть свои «лидеры»: однолетняя смертность больных с клинически выраженной сердечной недостаточностью достигает 26-29 % и, по приблизительным подсчетам, за один год от сердечной декомпенсации в России умирает от 880 до 986 тыс. человек. Иначе говоря, каждый год с географической карты Российской Федерации от сердечной недостаточности исчезает целый город областного масштаба – прямая угроза безопасности государства!

Что такое сердечная недостаточность?Сердечная недостаточность в этом списке занимает особое место еще и потому, что она – закономерный финал всех болезней сердца.

Ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда, гипертония, аритмия, пороки сердца, кардиомиопатия и прочее – все эти болезни рано или поздно приводят к состоянию, когда сердце уже не может нормально перекачивать кровь в объеме, обеспечивающем адекватное функционирование органов и систем всего организма, сначала при нагрузке, а затем и в покое.

Это состояние и называется сердечной недостаточностью, от которой, в конце концов, больной и погибает.

Существует заблуждение, что сердечная недостаточность – это когда у больного появляются отеки на ногах, асцит или хрипы в легких. На самом деле, асцит и хрипы в легких – это уже последняя стадия болезни, ее финал. Появляется сердечная недостаточность гораздо раньше.

По данным российских эпидемиологических исследований, самые первые признаки заболевания – это «неприметные» симптомы: одышка, утомляемость, сердцебиение.

Они очень неспецифичны: кто из нас не устает или не испытывает сердцебиения в определенных ситуациях? Но если одышка вдруг возникает у пациента с установленным заболеванием сердца (например, с артериальной гипертонией или стенокардией) – она уже может быть первым признаком сердечной недостаточности, предвестником надвигающейся катастрофы. Требуется профессиональное, срочное и очень настойчивое медицинское вмешательство. Процесс еще можно приостановить.

Правильно ли мы поступаем?(история типичного случая)К сожалению, чаще неправильно. Обследуем поверхностно, начальным изменениям не придаем значения. Одышка, слегка повышенное давление, гипертрофия на ЭКГ? Ну, это не страшно, у Вас же гипертония. Бросьте курить, больше двигайтесь, попейте вот это лекарство – и все пройдет.

Не прошло, и не может пройти, потому что «нормальный» пациент уже через две недели все забудет!Через год(ы) опять одышка (она и не проходила), утомляемость, сильное сердцебиение, особенно когда вверх по лестнице, появилась пастозность голеней к вечеру.

Опять визит к врачу: сделали ЭХОКГ, там – полости сердца не расширены и, самое главное, фракция выброса – нормальная. Значит, еще ничего страшного не случилось, сердечной недостаточности нет. Вы напомнили пациенту про диету, про образ жизни, что-то добавили, что-то поменяли и отпустили еще… на месяц-другой.

Прошел год… и вдруг – инфаркт миокарда! И началось: скорая помощь, капельницы, горсть лекарств. Если больной выжил – страх заставляет и бросить курить, и регулярно ходить на прием к врачу, и уже постоянно, без напоминаний, ежедневно принимать 5-6 препаратов. Но, к сожалению, слишком поздно. Процесс необратим, сократимость миокарда падает.

Теперь уже и одышка, и отеки, и застойные хрипы в легких при декомпенсации не оставляют сомнения в диагнозе сердечной недостаточности. Несмотря на мощную терапию, с этого момента средний срок дожития редко превышает 5-6 лет.

Вот если бы вернуться туда, на 10-15 лет назад, и тогда бросить курить, больше двигаться и регулярно принимать лекарства… К сожалению, потерянное время не вернуть. Годы и даже десятилетия, когда можно предупредить, предотвратить, мы пассивно взираем на развитие болезни, а когда осознаем и активно пытаемся что-то сделать – остаются месяцы и недели.

Как много больных с сердечнойнедостаточностью в России?(по данным российского эпидемиологического исследования ЭПОХА-О-ХСН, 2002)При обследовании репрезентативной выборки в европейской части Российской Федерации было выявлено, что 6,2 % всего населения имеют одышку на фоне какого-нибудь сердечно-сосудистого заболевания.

То есть в пересчете на все население страны это составляет 9 млн 114 тыс. человек, диагноз которых соответствует начальным стадиям сердечной недостаточности. Клинически выраженная сердечная недостаточность (II функциональный класс по NYHA) выявляется еще у 3,2 % россиян – это около 4 млн 704 тыс. человек.

Наконец, тяжелые стадии этого заболевания (III-IV функциональный класс по NYHA) были определены у 2,3 % населения, или у 3 млн 381 тыс. человек.Итого в среднем по России признаки сердечной недостаточности разной степени выраженности отмечаются у 11,7 %, или в пересчете на все население – у 17 млн 199 тыс. жителей.

Для сравнения: во всей Европе (кроме России) встречаемость хронической сердечной недостаточности колеблется от 0,4 до 2,0 %, что составляет от 2,6 до 18 млн человек.

Иными словами, в России со 147-миллионным населением имеется столько же (или больше) больных с сердечной недостаточностью, сколько во всей западной Европе с её 900-миллионным населением!Существующие особенности российского больного с сердечной недостаточностью по сравнению с европейским отражены в таблице.

Наш пациент с сердечной недостаточностью на несколько лет моложе, чем европейский: средний возраст чуть меньше 70 лет. По-настоящему старых больных, чей возраст 75 лет и старше, в России очень мало, поскольку в нашей стране вообще мало людей, кто доживает до такого возраста. В Европе – наоборот: очень старые больные составляют большинство.

В России, по данным исследования ЭПОХА-О-ХСН, на первом месте среди этиологических факторов сердечной недостаточности стоит артериальная гипертония, которая присутствует у 80 % всех больных с сердечной недостаточностью. Причем артериальная гипертония, леченная неадекватно и неэффективно, о чем свидетельствуют средние цифры АД в данной популяции – 153/92 мм рт. ст.

Следствием этого является широкое распространение гипертрофии левого желудочка – 69,8 % и связанных с ней особенностей патогенеза заболевания. Другая отличительная черта российских больных с сердечной недостаточностью – преобладание пациентов с сохраненной систолической функцией левого желудочка. Если в европейской популяции больных с сердечной недостаточностью нормальную фракцию выброса более 40 % имеют 30-50 % всех обследованных на ЭХОКГ пациентов, то среди россиян таких насчитывается уже 87,7 %. Средний уровень фракции выброса левого желудочка среди всех российских больных с ХСН очень велик и составляет 55,5 %.

Вниманию врачей поликлиник и амбулаторий!
Запомните! Сердечная недостаточность, особенно на ранних стадиях, может протекать и очень часто протекает на фоне повышенного АД и нормальной фракции выброса левого желудочка (более 40-45 %).

Снижение того показателя, как правило, происходит на клинически выраженных стадиях заболевания, которые чаще в нашей стране лечатся стационарно.

Если есть одышка, утомляемость, сердцебиение на фоне какого-нибудь сердечно-сосудистого заболевания (чаще на фоне гипертонии) – нужно исключать сердечную недостаточность.

Участковые терапевты и кардиологи!
Помните, из прикрепленного к вам населения (1500 человек) более 175 уже имеют сердечную недостаточность и нуждаются в вашей помощи, не менее 80 из них необходимо периодическое стационарное лечение. Не получив его, они обречены на скорую смерть.

Врачи стационаров!(с отделением кардиологии)

Помните, что декомпенсация сердечной недостаточности является причиной госпитализации к вам в отделение почти каждого второго больного (49 %), а само заболевание фигурирует в диагнозе у 92 % госпитализированных больных.

Каждый второй больной с установленным диагнозом сердечной недостаточности госпитализируется в стационар минимум по два раза в год, а 18 % больных – по три раза (по данным Л.Б. Лазебника, 2005). Средняя длительность пребывания пациента на больничной койке составляет 28,4 дня (исследование ШАНС, 2005).

Дольше в больнице не лежит ни один кардиологический больной, даже с инфарктом миокарда.

Руководители медицинских учрежденийи социальной сферы! Администраторывсех уровней власти!Знайте, что СН – самое дорогостоящее заболевание. По экспертной оценке (В.Ю. Мареев, 2002), траты на стационарное лечение больных с сердечной недостаточностью в Российской Федерации в 2002 г.

составили от 34,8 до 184,7 млрд рублей, что соответствовало сумме от 1,1 до 5,8 млрд долларов США.

Какой бюджет может это вынести?

Лечение больных с сердечной недостаточностью обходится государству дороже лечения инфаркта миокарда, инсульта и даже онкологических заболеваний, не говоря уже о заболеваниях других органов и систем.

Что делать?Необходима эффективная профилактика и лечение артериальной гипертензии и ранних стадий сердечной недостаточности уже на амбулаторном этапе.

На самом деле, мы, в России, знаем, как правильно лечить сердечную недостаточность.

Более того, мы делаем это лучше других! Как видно из рисунка, наши врачи даже в поликлинических условиях на 10-20 % чаще и смелее своих европейских коллег назначают ингибиторы АПФ и бета-блокаторы – главные и самые эффективные на сегодняшний день средства профилактики и лечения этого недуга. В Российской Федерации зарегистрировано достаточное количество препаратов этих классов, в т.ч. доступные по цене и проверенные по эффективности и безопасности на российских больных (а не европейских или афроамериканских) генерические эналаприлы (например, ЭНАП) и бета-блокаторы (например, Кориол), препараты других групп и классов.

Так в чем проблема?Парадокс ситуации заключается в том, что мало назначить правильную терапию, нужно добиться, чтобы больной выполнял ваше назначение и регулярно принимал назначенные препараты.

К сожалению, в реальной жизни, особенно на ранних этапах заболевания, ваши больные плохо следуют вашим рекомендациям.

Как видно из диаграммы, после визита к врачу лишь половина всех пациентов продолжают лечение ингибиторами АПФ, трое из четырех больных перестают принимать бета-блокаторы и диуретики и т. д. Фактически ваш больной игнорирует ваши рекомендации.

ЗаключениеУчет и контроль – основа эффективного управления любым процессом.

Чтобы устранить это явление, нужно знать его причины – а их очень много! Это и экономические факторы, и социальная политика, и даже особый «русский» менталитет: «пока гром не грянет…» Тем не менее, здесь масса чисто медицинских аспектов, и очень многое зависит от врача. Часто мы формально относимся к делу: главное – назначить препарат.

Пациент не пришел на повторный прием – пишем в амбулаторной карте: «больной не явился». И все в порядке, ни одна комиссия не придерется. А в итоге – проблема наша с вами, проблема всего общества. Пора менять эти стереотипы. В задачу врача и медицинских органов должен входить контроль выполнения врачебных рекомендаций.

Как это сделать? Это может быть и возрождение диспансеризации (при соответствующем материальном обеспечении), и новые формы, например школы для больных с сердечной недостаточностью и их родственников, и система телефонного контроля после выписки больного из стационара.

Только всем миром, только объединив усилия всех: врачей, фармацевтов, фармкомпаний, организаторов здравоохранения, администраторов всех уровней власти, средств массовой информации и даже церкви, можно победить эпидемию сердечной недостаточности. Но «зачинщиками» этого движения и главной движущей силой можем быть только мы с вами. Дело за нами.

Источник: //t-pacient.ru/articles/6500/

Статистика сердечная недостаточность

Статистика смертей от сердечной недостаточности

В развитых европейских странах сердечной недостаточностью страдают около 28 млн. человек. В России число пациентов с диагностированным заболеванием составляет 5,1 млн.

но реальные показатели значительно выше – около 9 млн. человек.

Если бы все пациенты жили на территории Москвы, то составляли бы 75% ее жителей! В определенный момент своей жизни с сердечной недостаточностью сталкивается каждый пятый человек.

Об этом шла речь в Москве на встрече специалистов и журналистов, посвященной данной проблеме. Здесь же были озвучены и такие цифры: в России треть всех больных, а именно 2,4 млн.

человек, имеет терминальную стадию заболевания, часто сопровождающуюся обострением.

При этом смертность от сердечной недостаточности почти в 10 раз превышает смертность от инфаркта миокарда: ежегодно умирают до 612 тысяч россиян, страдающих данным заболеванием.

— Лечение сердечной недостаточности, и, в особенности, ее декомпенсации, – сложная задача для специалистов, – подчеркнул на пресс-конференции доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела заболеваний миокарда и сердечной недостаточности ФГБУ “РКНПК” Минздрава России, исполнительный директор Общества специалистов по неотложной кардиологии Сергей Терещенко. – У этих пациентов страдает не только сердце, но и печень, и почки. И каждая последующая декомпенсация приближает пациента к летальному исходу.

За последние годы наблюдается неуклонный рост как общего количества пациентов с сердечной недостаточностью, так и больных трудоспособного и раннего пенсионного возраста. По данным исследований, в России каждый четвертый больной сердечной недостаточностью моложе 60 лет (25,1%).

Чаще всего в России сердечная недостаточность является следствием артериальной гипертонии, ишемической болезни сердца, острого инфаркта миокарда, сахарного диабета, пороков сердца и других причин, а также их сочетания2. Риск развития сердечной недостаточности увеличивается с возрастом. Что интересно: в мире хроническая сердечная недостаточность чаще встречается у мужчин, чем у женщин.

— В России ситуация несколько отличается от мировой – 60% всех пациентов стационаров с диагнозом хроническая сердечная недостаточность у нас женщины, – заметил, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела заболеваний миокарда и сердечной недостаточности РКНПК Минздрава России Игорь Жиров. – Заболеваемость неуклонно повышается вследствие старения общей популяции. Данные различных эпидемиологических исследований свидетельствуют о том, что риск развития хронической сердечной недостаточности у женщин в течение жизни равен 20%.

При этом не следует забывать, что сердечная недостаточность, которая является хроническим заболеванием, при правильной организации лечения, питания и физической активности пациентов дает возможность добиться снижения риска смерти и госпитализации.

Наибольшую опасность для жизни представляют периоды декомпенсации, во время каждого из которых повреждается сердечная мышца, а также органы-мишени, в том числе печень и почки. Именно эпизод обострения кардинально меняет течение болезни и повышает риск летального исхода.

По статистике до 30% пациентов с декомпенсацией сердечной недостаточности после выписки из стационара умирают в течение года.

Специалисты подчеркивают: декомпенсация требует срочной и адекватной терапии. Ее лечение – это комплексный процесс, направленный как на стабилизацию состояния пациента, так и защиту органов от повреждения.

При существующих препаратах контролировать состояние пациента крайне сложно, так как их использование в основном направлено на уменьшение выраженности симптомов – отеков и одышки, и не снижает высокий уровень повторной госпитализации и смертности.

Поэтому, по словам медиков, сегодня существует острая потребность в современных более эффективных препаратах для лечения декомпенсации сердечной недостаточности, одновременно стабилизирующих состояние пациента и защищающих от повреждения органы-мишени.

МИА Сito! Алена ЖУКОВА, Москва.

Хроническая сердечная недостаточность

Сердечная недостаточность считается наиболее распространённой среди всех болезней системы кровообращения, которая приводит к летальному исходу. Хроническая форма такого заболевания приносит наиболее весомый вклад в такую статистику.

Поэтому этой проблемой занимаются не только практически, но и с научной точки зрения. На конечном этапе, такое заболевание может привести и к инвалидности. Такие пациенты нуждаются в немалых средствах, которые необходимы на хирургическое и медикаментозное лечение.

Современные клиники и медицинские центры проводят обширный спектр лечения хронической формы сердечной недостаточности. Проводится как медикаментозная коррекция, так и хирургическое вмешательство на начальной стадии болезни. Если такие меры не дают эффекта, то проводят трансплантацию сердца.

Такая операция – один из главных методов борьбы с хронической сердечной недостаточностью.

Кардиология не останавливается на изучении таких болезней. Проводятся новые научные проекты не только по лечению, но и по изучению и диагностике этого заболевания, которые соответствуют европейским стандартам. Существуют совместные проекты и с лабораториями, изучающими нарушение сердечного ритма.

В рамках таких проектов осуществляется внедрение технологий лечащих такую недостаточность – это денервация артерий почек. Стоит отметить, что такая технология только проходит стадию изучения в Германии и Чехии.

Уже ведутся научные исследования нового маркера сердечной недостаточности, изучением которого недавно стали заниматься и клиники Европы и Америки.

Бывают такие случаи, когда пациент не подозревает о своём заболевании, а оно уже присутствует. При обращении к доктору с жалобой на что-либо, ему ставится диагноз о сердечной недостаточности. Вот так бывает, чувствуешь себя плохо, а не придаёшь этому значения.

Выявление на ранних этапах такого заболевания послужит профилактикой сердечной недостаточности.

Ведь залогом скорейшего выздоровления, а порой и просто медикаментозного лечения послужит своевременное обращение к врачу, которое не допустит прогрессирование тяжелых осложнений.

17.08.2013

Администрация

Источник: //www.heal-cardio.ru/2015/05/27/statistika-serdechnaja-nedostatochnost/

Мудрый Врач
Добавить комментарий